)_ФоруМ_для_моих_ДрузеЙ_&_"Я_ОДНА_МНЕ_СКУЧНО!!!" (чат mail.ru)_(

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Свадебные обряды!!!!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Сватовство.

    Предсвадебный цикл обрядов у восточных славян начинался со сватовства. В старину ходили сватать обычно близкие родственники жениха. Разговор заводился издалека, в иносказательной форме - об охоте на куницу или о купле продаже телки. Родители невесты обычно с ответом не спешили. Окончательный ответ давался после второго или третьего захода сватов. В случае положительного ответа родители невесты принимали от сватов хлеб, разрезали его. В случае отказа возвращали хлеб сватам, а сваты в ответ закрывали дверь спиной. Считалось, что это помешает девушке в дальнейшем выйти замуж.
    Для того чтобы сватовство прошло успешно, было принято выполнять ряд обрядовых действий и предосторожностей, связанных главным образом с древней верой в приметы. Суеверное отношение народа к некоторым дням недели и числам нашло отражение и в свадебных традициях. Например, считалось, что в среду и пятницу не следует затевать какие-либо свадебные дела, в том числе сватовство, так как эти дни неблагоприятны для брака. Следили и за тем, чтобы сватовство, как и денъ свадьбы, не приходилось на 13-е число. В то же время такие нечетные числа, как 3, 5, 7, 9 в сватовстве и в свадьбе играли определенную обрядовую роль, считаясь счастливыми. Сватать, как правило, отправлялись после захода солнца (повидимому, во избежание сглаза). После ухода сватов кто-либо из домашних (обычно женщины) связывал все кочерги и ухваты вместе - для удачи в деле.
    В народе верили и в некоторые другие приметы. Например, тот, кто шел в дом со сватовством, старался по дороге ни с кем не встречаться и не разговаривать. Подойдя к дому, он сначала незаметно прикасался рукой или плечом к дверному косяку и лишь потом стучал в дверь. Получив приглашение войти в дом, входил, крестился на образа и только после этого приступал к разговору. Примечательно и то, что пришедшие со сватовством во время разговора старались незаметно для окружающих дотронуться до ножки стола, за которым обычно велась беседа. Невеста во время смотрин была главным действующим лицом, сохраняя, однако, по традиционному обычаю молчание и переодеваясь в лучшие свои платья до трех раз. Соблюдался и обряд испытания невесты. Иногда мать жениха спрашивала: "А ловка ли девка?" Тогда невеста брала веник и делала вид, что метет пол. В быту кустарей (вышивальщиц, кружевниц, вязальщиц, портних и т. п.) испытание невесты имело иной характер. Так, если невеста была кружевницей, то, чтобы показать ловкость, перекидывала из руки в руку коклюшки, а затем выносила кружева, сплетенные для венчального полотенца.
    На смотринах сохранялся и другой традиционный обычай, по которому жених и его родители обязательно выходили в сени или на крыльцо, где обменивались мнениями о невесте, даже если они хорошо знали ее. После этого мать невесты подносила жениху стакан "медового питья". Если он выпивал весь мед, значит, невеста ему понравилась, в противном случае он лишь пригубливал питье и возвращал стакан.
    При помолвке (заручении) снова повторяется рассказ об охотниках и кунице, а также завязывание полотенец, после чего сваты вручают в качестве выкупа бутылку водки или небольшие подарки. Затем жениха и невесту благословляют хлебом и сажают их на посад, т.е. на почетное место в переднем углу, где расстелена меховая шуба. С этого момента начинается участие в обряде свадебного хора, исполняющего свадебные песни. После заручин жених уже открыто посещает невесту, мать сама стелит им постель.
    В дворянских семьях смотрины происходили без каких-либо обрядовых действий. По этому поводу в доме невесты, как правило, устраивался званый обед. На нем присутствовали родители жениха и невесты, а также крестный отец жениха или его дядя. Если между семьями существовали давние дружеские связи, то приглашались и остальные домочадцы, включая сестер и братьев жениха. У всех социально - сословных групп, в том числе и у дворянства, смотрины по традиции завершались обрядовым молением и круговым обходом стола. В последнем действе принимали участие только родители невесты и родители жениха или сваха с его стороны. Этот обряд совершался без каких-либо посторонних наблюдателей и символизировал общее согласие продолжать начатое дело, после чего договаривались о дне сговора, который устраивали обычно через две-три недели после смотрин.
    Сговор или помолвка являлся самым важным предсвадебным обрядом. Процедура сговора зависела от положения семьи.
    В дворянских кругах по этому случаю в доме невесты давали бал с угощением. Приглашения з виде специальных билетов рассылались от лица старших членов ее семьи. Кроме родственников и друзей дома на сговор обязательно приглашали почтенных и влиятельных представителей городского общества. Отец невесты представлял собравшимся жениха и невесту, объявлял об их помолвке. Затем все присутствующие поочередно подходили к ним с официальными поздравлениями. По окончании поздравительной церемонии жених и невеста открывали бал вальсом. Как и в других сословиях граждан, в этот день жених дарил невесте кольцо с каким-либо драгоценным камнем.
    В купеческой и зажиточной мещанской среде в день сговора происходило официальное знакомство родителей жениха и невесты, после чего совершалось благословение. В купеческих семьях жениха и невесту благословлял, как правило, священник. Он же присутствовал и при отдаче денежной части приданого, деньги передавал отец невесты отцу жениха сразу же после благословения.
    У жителей городских окраин и деревень на сговоре обязательно присутствовали близкие родственники. Родители благословляли жениха и невесту иконой, затем происходил традиционный обмен хлебом и солью. После этого отец жениха и отец невесты поочередно отвешивали семь поклонов, ударяли друг друга по рукам и во всеуслышание обещали в согласии завершить начатое дело.
    Иногда обряд сговора проходил по более полной программе. Гости требовали привести невесту, которая по распространенному обычаю находилась в другой комнате или соседнем доме и оплакивала свое девичество. Иногда вместо невесты приводили другую девушку, закрытую покрывалом, сваты обнаруживали обман и требовали привести настоящую невесту. Родители невесты спрашивали ее согласия на брак. Получив положительный ответ, ставили молодых людей на одну половицу и связывали подпояской. Затем на стол клали хлеб-соль, образ, зажигали свечи и молились. Сразу же после родительского благословения невеста выходила на крыльцо и, поклонившись семь раз по сторонам, сообщала собравшимся около ее дома соседям и подругам о том, что она окончательно просватана (сговорена), и называла при этом имя своего жениха. Объявление о помолвке встречалось подругами хлопаньем в ладоши и ударами в медный таз.
    После сватовства устраивался "пропой" или "сговор", где собиралась ближайшая родня жениха и невесты и решались хозяйственные и организационные вопросы, связанные с заключением брака. Обычно сначала родственники жениха угощали родню невесты привезенным с собой обедом. Потом со столов убиралось женихово угощение, стол накрывала невестина родня, и усаживала родственников жениха.
    Во многих русских и украинских селениях после "пропоя", родственники невесты ходили к жениху осматривать его хозяйство; это называлось "дворогляденье". Вечером вся молодежь улицы собиралась у выгона, где парни и девушки играли в "догонялки" ("горелки"), а жених угощал всю молодежь пряниками (обязательно медовыми), которые в особых формах пекла его мать. Заканчивалось веселье катанием на лошадях, украшенных бубенцами. Таким образом, помолвка приобретала общественную огласку. Жених и невеста, кроме родительского благословения, получали общественное одобрение своего брака. После помолвки отказаться от брака не могла ни одна из сторон. Общераспространенной в городской среде была традиция завершать сговор, так же как сватовство и смотрины, хождением "круг стола". В обрядовом хождении на сговоре обнаруживается более широкий круг действующих лиц, чем на смотринах. Кроме родителей невесты и жениха, в обряде обязательно участвовали их восприемники, то есть крестные отцы и крестные матери. На второй день после сговора совершался обряд вручения невесте "божьего милосердия" - тех икон, которые позднее вместе с ее приданым отвозили в дом жениха. В их число входила и икона "родительского благословения". В обряде божьего милосердия, кроме невесты и ее родителей, принимали участие крестная мать и крестный отец, которые также благословляли ее иконой.
    В современной свадьбе иногда сохраняется сватовство, которому предшествует договоренность молодых людей между собой и с родителями. Оно включает лишь некоторые элементы традиционных досвадебных актов (договор о количестве гостей и сумме расходов на угощение, примерное меню, иногда и количество даров со стороны невесты) и сохраняет функцию знакомства и сближения будущих родственников.

Отредактировано Бестия (2006-11-23 17:02:04)

0

2

Канун свадьбы.

    День накануне свадьбы был посвящен прощанию невесты с домом, родными, подругами. В деревне в этот день жених и невеста обязательно ходили в баню. Невеста с утра oприглашала подруг топить баню, где мылась вместе с ними. Туда же приходили женщины петь свадебные песни. Затем девушки торжественно провожали невесту домой. Мытье в бане выполняло функцию магического и физического очищения.
    На девичниках в некоторых областях была обязательной наряженная елочка как символ невестиной красоты. После девичника елочка становилась собственностью жениха, и он уносил ее домой. Елочка как символ девичества иногда сопровождала только что обвенчанную молодую жену и за свадебным столом. Сейчас можно сказать, что роль старинной елочки играет букет цветов, который жених дарит невесте и который стоит на свадебном столе возле молодых. Самым характерным элементом девичника были печальные девичьи песни о невесте, прощающейся с невинностью и косой, ее символом, невесте, уезжающей "в чужие люди".
    Менее распространенными были подобные вечера у жениха "жениховы посиделки", последний вечер в мужской холостяцкой компании. Описаний каких-либо специальных обрядовых действий на подобных вечерах не сохранилось. Очевидно, они воспринимались просто как лишний повод выпить. В то же время сейчас "мальчишник" перед свадьбой - явление очень распространенное.
    В свадебном обрядовом цикле важным моментом был перевоз накануне свадьбы приданого и постели невесты в дом молодых. Эта часть свадебного обряда сопровождалась у различных групп населения своими специфическими обычаями и отличалась по составу действующих лиц. Так, в купеческой среде приданое перевозили женщины, которых возглавляла сваха или тетка невесты (предпочтительно - старшая сестра матери). Из мужчин к этом уделу допускались только "мужики - ломовики", нанятые для переноски тяжелых вещей. Перевозили приданое обязательно на пяти крытых подводах. Этот поезд называли "постельным". В первой подводе везли икону и самовар, около которого сидел мальчик - "блюдник" и держал в руках поднос с огромной головкой сахара, украшенной лентой, и пачкой чая, завернутой в шелк, во второй подводе везли серебряную с позолотой солонку, которую держала в руках крестная мать, и фарфоровую посуду, третья подвода предназначалась только для перевозки постели невесты (пуховой перины, двух стеганых атласных одеял, двух летних одеял, четырех подушек больших, четырех маленьких, шести простыней, шести пододеяльников, двух праздничных занавесок к кровати и т. д.). На четвертую укладывали плюшевый ковер и мебель. Наконец, в пятой подводе ехала тетка невесты, а иногда и мать, которая везла роспись приданого. Там же сидела сваха, державшая в руках живую индюшку, украшенную ленточками и чепчиком. Встречала приданое мать жениха или его старшая сестра (обязательно замужняя). Той, которая встречала постельный поезд, полагалось дарить материю на платье, а сваха вручала ряженую индюшку. Случалось, что мать жениха принимала приданое строго по росписи, проверяя каждую вещь. "Парадную постель", как правило, стелила для молодых тетка или сваха. Существовал обычай класть под перину яйцо (вареное или деревянное расписное), "чтобы у молодых детки родились". Прятала его туда тетка жениха или сваха в зависимости от того, кто из них стелил постель молодым. Яйцо находилось под периной новобрачных три ночи, то есть тот срок, во время которого, как считалось, невеста "теряла девичью чистоту". Только на четвертый день молодая могла убрать его оттуда. Деревянное яйцо она заворачивала в венчальную рубашку и хранила среди своих вещей, а вареное - рубила на мелкие кусочки и скармливала домашней птице. Это было очень древнее и общераспространенное представление о яйце как символе плодородия и обновления жизни.
    В среде городского мещанства и крестьянства приданое не достигало таких больших размеров. Часто его без особой торжественности перевозили на одной подводе, а иногда просто переносили на руках. Зато перевоз постели в дом жениха сопровождался здесь обилием игровых моментов: выкуп постели, пляска свахи с ряженой курицей, пение "неприличных" частушек и разные игры, характерные для традиционного крестьянского свадебного цикла.
    Что касается дворянства, то здесь перевоз приданого и постели невесты не сопровождался какими-либо публичными обрядовыми действиями. В этом сословии встречался, пожалуй, единственный чисто православный обряд совместного уединенного моления на образа невесты и ее матери. Выполнялся он обычно сразу же после отъезда поезда с приданым от дома невесты. Этот обычай имел широкое распространение также в купеческой и мещанской среде. У крестьян в момент отъезда поезда с приданым и постелью невеста, окруженная подругами, произносила свои очередные обрядовые причитания.
    В наше время понятие "приданое" уже не имеет того значения, как в прошлом. Тем не менее, почти на всех свадьбах считается обязательным, чтобы в общее имущество вновь созданной семьи входило постельное белье от невесты.
    Одним из важных звеньев подготовки к свадьбе было приготовление ритуального печения. Встречались два вида свадебного обрядового хлеба - каравай и курник. Оба эти хлеба имели круглую форму, но различались по способу приготовления. Каравай выпекался из кислого ржаного или пшеничного теста, а курник из пресного. Иногда внутрь курника запекали яйца в скорлупе, а сверху украшали куриной головкой из теста. Возможно, поэтому хлеб и получил название "курник". Свадебный каравай готовили только замужние женщины (родственницы жениха). При этом они совершали ряд традиционных обрядовых действий, сопровождая их особыми хвалебными каравайными песнями. Хлеб у славян с древних времен играл важную культовую роль. Вкушение хлеба и соли молодыми после приезда с венчания являлось символическим актом оплодотворения плодами земли молодой жены. В настоящее время обычай встречи "хлебом-солью" возрожден, и все больше распространяется.

0

3

Свадебные обряды.

    Если соблюдение предсвадебных обрядов и обычаев сейчас происходит далеко не в таком виде, как в прошлом, и носит либо формальный характер (родительское благословение, обручение, девичник), либо необходимый (договоренность сторон о расходах на свадьбу и материальной помощи молодым), то свадебным обрядам уделяется очень большое внимание. Многие старые обряды в настоящее время возрождены или возрождаются. Вводятся и новые обряды, придумываемые как самими участниками свадьбы, так и работниками отделов ЗАГСа и общественных организаций.
    В старину последовательность свадьбы, как и прочих обрядов, конечно, нигде не фиксировалась и различалась по различным губерниям. Тем не менее, имелось и много общих черт. Большое значение придавалось выбору основных свадебных чинов, который происходил накануне или утром в день свадьбы.
Основной "штат" действующих лиц был таков:
1. Обязательный персонаж - дружка, или шафер. Это всегда женатый мужчина, знающий очередность обрядовых действий, умеющий хорошо говорить и руководить свадьбой, избираемый "по ловкости и знанию дела брачного". Неотъемлемый атрибут дружки - кнут, который он пускал в ход с целью отогнать все, что может помешать благополучному соединению жениха и невесты. Дружку часто можно было узнать по полотенцу, повязанному через плечо. Иногда он был повязан крест - накрест двумя полотенцами - от жениха и от невесты.
2. Сват - персонаж, ведущий свадьбу вместе с дружкой, который иногда выполнял те же обрядовые действия, что и дружка. Это женатый человек, обычно из числа родственников.
3. Сватья (свагика) - замужняя женщина, сопровождавшая жениха и невесту, исполнявшая различные обрядовые действия при повиванми (то есть укладывании волос невесте "поженски" после венца и одевания соответствующего головного убора), обрядах укладывания молодых и т. д.
4. Из неженатой молодежи выбирались подженишники и подневестницы - незамужние подруги невесты. Подженишников и подневестниц обычно бывало равное количество. Главную роль играла большая, или первая, подневестница (обычно сестра невесты) и первый подженишник. В современную свадьбу эти персонажи вошли как свидетель и свидетельница. Их можно узнать по стандартным красным лентам, повязанным через плечо. Кроме официальной функции - свидетельства при регистрации брака, они сопровождают жениха и невесту и предохраняют от желающих подшутить над молодыми. Можно сказать, что их роль возросла. Они более активно, чем прежде, участвуют в организации всех свадебных действий, иногда ведут всю обрядово - развлекательную часть свадебного торжества.
    Как и прежде, сейчас на свадьбу приглашают обычно широкий круг родственников, а также друзей и соседей. Состав участников современной свадьбы значительно "омолодился". Если раньше после приезда жениха в дом невесты и начала собственно свадебных застолий парни и девушки за стол не садились, то сейчас друзья жениха и невесты такие же почетные гости, как и близкие родственники, они сидят за одним столом с молодыми.
    В селах в старину в свадебных торжествах наряду со специально приглашенными лицами принимали участие все желающие односельчане. Их поведение и отношение к ним хозяев регламентировалось местными обычаями.
    В определенные моменты свадьба становилась как бы "открытой" для наблюдения и участия всех пришедших сюда. За столы сажали лишь приглашенных, но и зрителям подносили водку, а часто и угощение.
    Вообще, свадебные обряды восточных славян - захватывающий спектакль с большим числом действующих лиц. По меткому замечанию ученого А. Веселовского, их правильнее сравнить со "свободной мистерией", в которой представители двух родов - жениха и невесты - ведут друг с другом словесное и песенное состязание, перебрасываются шутками и поговорками, задают друг другу загадки в форме яркого театрального действа.
    На украинских свадьбах перед заключением брака разыгрываются сцены похищения невесты и даже военного похода против дома невесты. Жених в это время - князь, сопровождает его дружина.
    Если невеста живет в соседнем селе, парни этой деревни перекрывают дорогу, поставив на пути накрытый стол с хлебом: за право пройти берут несколько монет. Когда свадебный поезд приближается к дому невесты, ворота оказываются закрытыми и нередко перед ними стоит группа молодых людей, вооруженных дубинками. Переговоры о том, чтобы жениха впустили, ведутся одновременно с матерью невесты и с молодыми людьми перед воротами. Затем мать невесты выходит навстречу поезду, надев вывернутую наизнанку меховую шубу, протягивает жениху чашку воды с овсом. Тот делает вид, что собирается пить эту воду, но затем бросает чашку через голову назад, а дружка старается на лету разбить эту чашку палкой. На пороге дома сходятся две свахи, со стороны жениха и невесты, каждая с хлебом, солью и зажженной свечой в руках; они ставят на порог правые ноги, склеивают свои свечи, так что те горят одним пламенем, и целуются через порог. Это является символом объединения очагов двух родов. Затем в глубоком молчании происходит обмен хлебами. Жених садится рядом с невестой и целует ее. После следует обмен подарками. Невесте надевают головной убор замужней женщины, который она должна трижды бросить перед собой на пол. Затем в дом торжественно вносят ритуальный хлеб - каравай. Старший из команды жениха разрезает его и дает по куску всем присутствующим. После ужина невеста прощается с подругами, затем все ее имущество укладывают в повозку, подъехавшую от дома жениха. Получив родительское благословение, невесту сажают в повозку и бросают ей в ноги связанную черную курицу, полученную от матери. Жених трижды обходит вокруг повозки и говорит, слегка ударяя невесту кнутом: "Оставь отцовское, прими мое!" В воротах дома жениха обычно зажигают костер, через который переезжает невеста и весь свадебный поезд с целью ритуального очищения невесты. Последняя молча входит в дом, где она прежде всего выпускает привезенную черную курицу. Затем невесту сажают в красный угол и палочкой снимают с нее покрывало и бросают его в печь. Постель для новобрачных стелят в чулане на соломе, с мешком зерна в головах. Свахи раздевают в чулане новобрачную и, тщательно ее осмотрев, надевают на нее чистую рубашку. В доме в это время поют любовные песни. Если новобрачный окажется импотентом, невеста говорит: "Муж мой не может, приведите дружку!", и право первой ночи получает старший из команды жениха. Окровавленную рубашку новобрачной показывают гостям, а потом отсылают матери невесты как доказательство невинности. Кое-где у русских вывешивают такую рубашку на высоком шесте. По народным поверьям, кровь, пролившаяся при потере девственности новобрачной, благотворно влияет на размножение скота. Если выясняется, что невеста потеряла невинность до свадьбы и ничего об этом не сказала, на ее родителей надевают хомут, они подвергаются также всяческому поношению, а самой невесте поют пристойные песни.
    На второй день свадьбы проводится свадебное омовение новобрачных водой. Свадебный поезд с музыкой отправляется на реку или к колодцу, и здесь все моются. Вытираются новрбрачные так: муж вытирается верхней передней частью рубашки своей жены, она - той же частью своей рубашки. Затем молодая женщина приносит воду в каком-либо сосуде домой. У русских кое-где новобрачных валяют в снегу, но вообще из-за сурового северного климата купание здесь заменяется ритуальным мытьем в бане. В некоторых местах, чтобы уберечь невесту во время свадьбы от колдовства, ее моет человек, сведущий в ворожбе, причем отпускать девицу со знахарем в баню одну, где он раздевает ее донага и обмывает все тело, не считается предосудительным.
    На третий день свадьбы после новобрачных моются попарно (мужчина с женщиной) все свадебные гости. Того, кто приходит в гости без жены, или холостяка ведут в этот день в баню с чужой женой. Русские свадьбы всегда имели свои особенности и обычаи. Так, на Руси в старину соблюдался обычай - в день венчания жених присылал невесте через сваху или свою тетку шкатулку, в которой лежали фата, восковые цветы, венчальные свечи, обручальные кольца, набор гребенок, духи, иголки, булавки и т. п. После того, как приносили шкатулку, невесту начинали одевать к венцу. Одевала и причесывала невесту ее тетка - "снарядиха". В дворянских семьях специально для этого приглашали парикмахера. У горожан сохранился традиционный обычай, согласно которому невесту обувал "свадебный отрок" (младший брат или другой ее близкий родственник). В купеческих семьях невесте вкладывали в туфельку золотой. Среди дворянства, крупного чиновничества и ориентирующегося на их быт богатого купечества свадебный отрок не только обувал собиравшуюся к венцу невесту, но' и подавал ей на серебряном подносе перчатки и фату, провожал до свадебной кареты, нес за ней шлейф и т. д. В дворянской свадьбе для большей пышности и торжественности часто назначали двух свадебных отроков. При этом следили, чтобы рост, внешний вид и одежда у них были одинаковыми. Это, вероятно, перешло из дворцового быта, где шлейф царицы несли два пажа.
    В традиционном крестьянском ритуале большую роль играли обереги, в качестве которых выступали самые разнообразные предметы: лук, чеснок, мак, рыболовная сеть, шерстяные нитки, колокольчики и т. п. Использовались обереги и в свадьбах горожан. Так, в среде городского простонародья для того, чтобы уберечь невесту от дурного глаза, в подол ее венчального платья обязательно вкалывали иголки. Для этой же цели в дверной косяк дома, где будет проходить свадебное веселье, вкалывали крест-накрест две крупные иголки или таким же образом вбивали два гвоздя. В быту городских ремесленников существовали и другие виды оберегов. Здесь невеста, одеваясь к венцу, в качестве оберега от порчи прикалывала к нижней юбке кусочек своей первой вышивки или обвязывалась вокруг талии пояском своего первого плетения. По народному поверью считалось, что любое изделие, впервые выполненное девушкой без посторонней помощи, обладало особой силой, способной уберечь ее от порчи и исцелить в случае болезни.
    У дворян существовала традиция, по которой в день церковного оглашения мать передавала дочери с глазу на глаз какой-либо талисман, который обязательно находился у невесты в момент венчания. Ладанки, перстни с печаткой часто становились семейными реликвиями и передавались из поколения в поколение вместе с легендами об их чудесной силе. Иногда это были очень дорогие ювелирные изделия, и тогда они входили в состав фамильных драгоценностей. Однако к ним никогда не относились как к украшениям в обычном понимании. Их функции были иными. Даже тогда, когда семье угрожало разорение, эти предметы не решались продавать или закладывать на время и стремились во что бы то ни стало сохранить в семье.
    При ожидании свадебного поезда жениха невесте полагалось быть грустной. Существовала и примета: если невеста мало поплачет на свадьбе, придется много поплакать потом, а потому лучше "наплакавшись за столом, не плакать за столбом".
    При одевании жениха к венцу сохранялась традиционная роль дяди (по материнской линии). Дядя вкладывал в правый ботинок или сапог жениха монету. Широкое распространение имел так называемый обряд "о пяти приборах". Этот обряд совершался отдельно как в доме жениха, так и в доме невесты. В нем принимали участие только пять человек: мать, отец, жених (невеста), сваха или тетка, шафер (дружка). Примерно за час до отъезда к венцу накрывали стол на пять приборов. Родители благословляли иконой жениха (невесту), затем совершалась обычная церемония: все обходили вокруг стола, после чего приступали к легкой закуске. Вслед за тем в доме у жениха начинались сборы в дорогу. После общей молитвы следовал обряд благословения жениха ехать за невестой и затем к венцу. Дружка, иногда сват, подзывал, обращаясь по имени отчеству, всех присутствующих, начиная с родителей. Каждому благословляющему жених кланялся три раза и благодарил. Отправление поезда сопровождалось обрядами, преследующими магическую цель - предохраниться от нечистой силы и обеспечить в новой семье рождение детей. Отъезжающие пили пиво или вино непременно домашнего приготовления, их осыпали хмелем и овсом (либо другим зерном). Дружка с иконой обходил свадебный поезд и кропил и людей, и лошадей святой водой. В некоторых деревнях перед отправлением поезда из дома выносили сковороду и квашню, накрытую новой шубой. Жених на несколько минут садился на квашню и затем через весь двор бросал сковороду. После выполнения положенных обрядов поезд отправлялся к невесте.
    К приезду жениха невеста, как правило, была уже одета в свадебный наряд. У крестьян головной убор невесты представлял собой венок из разных цветов с лентами. Делали его девушки перед свадьбой, принося свои ленты. Иногда венки покупали или даже передавали "по наследству" с одной свадьбы на другую. Белая фата, как и белое платье, прочно вошли в обиход лишь в 60-е годы XX в. вместе с распространением обряда торжественной регистрации. Следует заметить, что на протяжении свадьбы невеста несколько раз меняла наряд. Она бывала в разных платьях на девичнике, на венчании, после повивания в доме жениха и на второй день свадьбы. Сейчас, как правило, невеста обязательно шьет или покупает себе два платья - для первого и второго дня свадьбы. Во избежание порчи к венцу невеста ехала накрытая большим платком или покрывалом так, чтобы лица не было видно. Сверху на платок часто надевали крестик, он спускался с головы на спину. В крестьянской свадебной обрядности большую роль играли обычаи, связанные с приездом свадебного поезда жениха в дом невесты: преграждение дороги женихову коню, запирание ворот, "продажа" ворот, откуп места для жениха около невесты и т. п.
    Подъехав к дому невесты, дружка через запертые ворота вел переговоры с ее отцом или дружкой, иносказательная форма которых напоминала переговоры на сватовстве: "мы, купцы, торгующие красным товаром" или "заблудились и просим пустить ночевать" и т. д. После переговоров, а иногда денежной платы дружку, а вслед за ним и весь поезд пускали во двор. Встречи сторон часто сопровождались обрядами, широко распространенными на свадьбах. Дружки или дружка и крестная мать невесты, или обе свахи сходились, держа в руках по караваю хлеба. Затем с шутками несколько раз перекладывали хлеб один на другой, чтобы в результате хлеб жениха оказался сверху. Вслед за тем дружка и. сваты выкупали место около невесты у девушек, после чего дружка, шутливо замахиваясь кнутом, выгонял их. Кроме того, приходилось выкупать и косу невесты у мальчика с лучиной в руках (имитированный нож), грозившего отрезать косу. Мальчик мог не соглашаться на условия выкупа, в таком случае дружка пытался достать его хлыстом, если это удавалось, выкуп не требовался. Перед отправлением к венцу обычно происходил обряд сводов. Своды - символическое соединение жениха и невесты, совершавшееся под специальные песни посреди избы или во дворе. Дружка или сват подводил жениха и невесту друг к другу и соединял им руки или связывал их полотенцем (платком). Распространенный вариант сводов - троекратное движение жениха и невесты по кругу, иногда это обход вокруг стола, дежи (кадки для теста). Магическое значение соединения имели и обряды с хлебом. Например, дружка, отрезав по краюшке от хлеба невесты и привезенного с собой хлеба жениха, складывал их, связывал красной лентой и передавал крестной матери, которая относила их на стол. Иногда хлебы разламывались над головами сидящих вместе жениха и невесты. Половина от женихова хлеба передавалась отцу невесты, а половина невестиного - дружке жениха, половины связывали лентой и ставили на стол. Эти действия, столь распространенные в прошлом, символизировавшие соединение молодых и магическим путем укрепляющие брачные узы, почти исчезли из современного ритуала. Но и сейчас можно встретить аналогичные по значению (но не имеющие столь явно выраженного магического характера) действия, заимствованные в основном из различных свадебных сценариев и рекомендаций. Так, встречается обычай, когда на свадебный стол ставят две бутылки шампанского, перевязанные лентой, на каждую надевают по бублику. Во время застолья жениху и невесте наливают одновременно из обеих бутылок. Пустые бутылки молодые хранят целый год. При отправлении поезда от дома невесты, которому предшествовал обряд благословения жениха и невесты, совершались те же обряды, что и при отъезде от дома жениха. Одно из главных и распространенных действий - осыпание хмелем и овсом отъезжающих, обязательно жениха с невестой, и лошадей. Осыпание происходило несколько "раз в разные моменты свадебного действа. Это наиболее распространенное, хотя и не единственное, употребление зерна на свадьбах. Например, в некоторых областях перед отправлением к венцу жених и невеста одновременно вставали одной ногой в лукошко с овсом. Осыпание очень распространено и на современных свадьбах. Но теперь вместо осыпания молодых зерном чаще можно увидеть осыпание конфетами, иногда с добавлением металлических денег. То есть, действие постепенно теряет прежнее значение акта, символизирующего плодородие. Для предохранения молодых от порчи при выходе из дома невесты в одних местах их переводили через зажженную на пороге лучину, в других - горящие пучки соломы клали на пути молодых от венца к дому жениха: на дороге, в воротах и на пороге дома. Дружка обходил поезд с иконой и кропил его святой водой. Иногда дружка, обходя свадебный поезд, в качестве предохранительной меры от злых духов щелкал кнутом или стрелял в воздух из ружья. Случалось, правда, особенно в городах, что в церковь ехали отдельные свадебные поезда - жениха и невесты. Но если ехали в одном, то всегда в разных колясках. Свадебные кортежи, только уже из разукрашенных легковых автомобилей, повсеместно сохраняются и в наше время. Как и прежде, в ЗАГС или в церковь жених и невеста едут в разных машинах, а обратно в одной. Подавая звуковые сигналы клаксоном, участники свадебного поезда иногда и не задумываются, что это пережиток древней предохранительной магии и прежде клаксон заменяло щелканье кнутом. От дома невесты свадебный поезд отправлялся в церковь...

0

4

Послесвадебные обряды.

    На следующий день после свадебного торжества горожане, по традиции, приглашали только близких родственников. У зажиточного крестьянства и купечества во время устраивающегося в этот день торжественного обеда молодая одаривала своих новых родственников. С подноса, который держал новобрачный, она брала, подарки и поочередно подносила их сначала свекру и свекрови, затем золовкам и деверям, а потом уже всем остальным. Дары состояли из шелковых и шерстяных отрезов ткани, больших шелковых и кашемировых головных платков, бисерных кисетов, табакерок и т. п. Естественно, стоимость подарков во многом определялась материальным уровнем родительской семьи новобрачной. Нередкими были также случаи, когда девушки из малоимущих мещанских семей уходили на заработки с тем, чтобы собрать деньги на приданое и дары.
    На второй день свадьбы начинались шутки над молодой: ее заставляли носить воду, переворачивая при этом ведра или, закрывая колодец, насыпали мусор и просили мести пол, требовали подоить корову, выгнать овец, телят, то есть в шутливой форме проверяли умение новобрачной выполнять домашнюю работу. Молодые откупались: молодой - водкой, молодая - поясками своей работы. В этот же день молодой с дружками шли приглашать в гости тестя и тещу. По распространенной традиции теща (иногда крестная мать невесты) приносила с собой украшенные домашним рукоделием полотенца, скатерти, набожники, ,которыми "убирала" дом жениха. В некоторых местах это делали в первый день свадьбы.
    И сейчас, если девушка собирается жить в доме будущего мужа, часто встречается, что крестная невесты или кто-либо из ее родни, по традиции, украшает его жилище, но вместо набожников и полотенец вешает обязательный атрибут современного интерьера - шторы.
    Перед обедом второго дня молодая жена должна была печь блины. Эта процедура в большинстве случаев носила комический характер. Участие молодой в ней часто ограничивалось выкупом (пояс, полотенце) стряпухе или традиционным подарком свекрови, который она клала на дежу с тестом. Присутствующих угощали специально испорченным блином, в тесто для которого подмешивали угли, овес, мякину. Тем не менее, все хвалили молодую как умелую стряпуху и дарили ей деньги "за хлопоты". "Продажа" блинов и сейчас одна из любимых шуток на свадьбе.
    Характерным явлением на свадьбах у простого народа были в прошлом ряженые. Ими обычно бывали дальние родственники, которые разыгрывали сценки, часто носившие эротический характер. Тот же смысл был заложен и в тексты частушек и припевок, которые исподнялись в этот момент. Наряжались обычно медведями, баранами, надевали одежду противоположного пола, рядились горбунами, врачами, попами, цыганами. Иногда ряженые отправлялись "потехи ради" на центральные улицы, где их тотчас окружали толпы зевак и ребятишек. Однако ряженые никогда слишком долго не задерживались в центре города, так как боялись околоточных надзирателей, которые могли их забрать "за бесчинство" в полицейский участок и, что еще хуже, оштрафовать. Позднее ряженые полностью исчезли, однако сейчас в связи с общим интересом к фольклору кое-где в провинции они появляются на свадьбах вновь.
    В прошлом в дворянских, купеческих и богатых мещанских семьях на второй после венчания день начиналась так называемая "визитная неделя". В течение семи дней (да иногда и дольше) родственники мужа приходили с визитами к новобрачным, которые устраивали по этому поводу традиционное угощение - чай со всевозможными сладостями и десерт.
    В средних слоях мещанства и купечества, где быт был попроще, а материальный достаток не слишком большой, угощение для чая и десерта расставляли на одном столе. У дворянства, крупного чиновничества и ориентирующегося на их быт богатого купечества обычно сервировали два стола: один для чая, другой - для десерта. На стол для десерта ставили большие вазы с фруктами и разнообразные вазочки с белым и черным изюмом, урюком, финиками, инжиром, орехами - кедровыми, грецкими, миндальными, фисташками и т.д. В купеческих семьях в центре стола нередко лежала головка сахара, украшенная лентами, та самая, которую везли в постельном поезде. К чаю подавали варенье нескольких сортов, дорогое печенье и пастилу. Визит длился не менее двух часов, во время которых происходило как бы более близкое знакомство с молодой. Открывали визитную неделю, по обычаю, крестная мать и крестный отец мужа, которые приходили к молодым в первый день и приносили дорогие подарки. Остальные родственники приходили в последующие дни, строго соблюдая очередность и зависимость от степени родства, и также приносили подарки.
    В послереволюционное время у нас развернулась борьба со всяческими "суевериями, отсталостью, религиозным мракобесием". Традиции и обычаи, складывавшиеся веками, безжалостно выкашивались и уничтожались. Торжественный момент создания новой семьи превратился в мелкую бюрократическую процедуру: забежали в райотдел, поставили подписи, получили бумажку с печатью - радуйтесь, вы муж и жена.
    В 60-е годы, на волне оттепели, была сделана попытка "оживить" сухую церемонию. Начало практиковаться торжественное бракосочетание, помимо районных ЗАГСов в крупных городах начали строить Дворцы бракосочетания. Но все, на что хватило воображения советских чиновников - это марш Мендельсона, дежурная улыбка администратора, непременная бутылка шампанского из казенных бокалов, ковровая дорожка. Понятно, что главное веселье начинается после посещения этого официального учреждения. Какие - то отголоски старых обычаев сохранились, многое изменилось до неузнаваемости, например, обычай, заставлять жениха и невесту целоваться под крики "Горько!", в котором уже трудно узнать старинный "целовальный" обряд, когда невеста обносила гостей чаркой и за деньги, складывавшиеся ей на поднос, угощала и целовала гостя.
    Попытка придумать новые обряды, сменившие подробный, богатый, интересный свадебный ритуал, привела к тому, что появилось много доморощенных традиций. Большой по-пулярностью пользуются кража туфли невесты, шуточные наставления молодым, испытание жениха на знание ласковых слов, вытаскивание фантов с написанными домашними обязанностями, которые должны выполнять супруги и т. д. К сожалению, при таком положении дел веселье и праздничное настроение зависит только от более или менее богатой фантазии родственников и друзей молодоженов, а не знание обрядов.

0

5

Таинство венчания.
    Венчание - один из самых значительных, радостных и жизнеутверждающих христианских обрядов. Праздничное убранство церкви торжественное облачение священнослужителей, белоснежное платье и фата невесты, светлые наряды подружек, счастливые молодые лица жениха и невесты, приподнятое настроение родственников и друзей и, конечно, само богослужение - вековая мудрость молитв и священное песнопение - создают во время венчания незабываемую, возвышенную атмосферу всеобщей радости благожелательности и любви.
    Христианский православный брачный союз имеет глубочайшее духовное основание - это одновременно и таинство и просвещение. В таинстве брака жених и невеста, соединенные любовью и взаимным согласием, получают благословение Божие для супружеского счастья и для рождения, христианского воспитания детей. "Брак становится честен, и ложе супружеское непорочно. Люди соединяются на земле, чтобы вместе быть в вечности". В браке у супругов происходит преображение духовных качеств, появляется возможность видеть мир через другую личность, достигается "единомыслие душ и телес, долгодействие, целомудрие, взаимная любовь и союз мира, благодать в чадах, обилие благ земных и венец неувядаемый на небесах". Православие рассматривает брак как таинство и в необходимости супругам занять каждому свое место: "Муж есть глава жены". Он отвечает за направление семейной жизни, за ее прочность и благосостояние. "Жена да боится своего мужа". Конечно, не в смысле рабского страха, которому нет места в христианской жизни: для церкви все равны - "нет ни мужского пола, ни женского", - но потому, что муж является руководителем семейной жизни. Муж должен более всего дорожить в жене, как лучшими ее качествами, - стыдливостью, целомудрием, высоко ценить и оберегать эти ее святые достоинства. "Любящий свою жену муж любит себя самого". Оба супруга должны постоянно созидать брак, не допускать, чтобы ежедневные суетные страсти разрушили духовную основу брака - любовь. Супругам определено жить друг для друга и стремиться к тому, чтобы праздничная радость первого дня брака продолжалась всю жизнь. Мужу положено снисходить к слабостям жены, ибо в Евангелии сказано: жена - "немощнейший сосуд". Жених и невеста должны приступать к христианскому браку в сознании его святости и ответственности совершаемого шага для них обоих и для потомства. А потому им следует искать друг в друге не внешние преимущества и материальные блага - богатство, высокое общественное положение, а внутреннюю связь в супружеской жизни, основу счастья. Церковь рекомендует подготовиться к таинству брака подвигом поста, молитвы, покаяния и причащения. Перед самым вступлением в брак жениху и невесте следует поговеть (поститься) в течение семи-десяти дней, а в день венчания причаститься Святых Тайн.

0

6

   Препятствие к венчанию.
    Венчание может не состояться по разным причинам.
    Возраст.
    Раньше не венчали людей моложе 16 лет и старше 80 лет. В наше время церковные ограничения те же, что и для вступления в гражданский брак. Кроме того, вас не повенчают в церкви, пока вы не предьявите свиделество о браке.
    Родство.
    Препятствием вступления в церковный брак является родство между женихом и невестой.
    Обещание, данное другому (или другой).
    Нельзя повенчать двух молодых людей, один из которых дал обещание или был обручен с другим (или другой).

0

7

    Венчание.
    Священник вводит жениха и невесту внутрь храма, где будет совершаться обручение. Согласно каноническим правилам, священнодействие начинается с чтения молитв о спасении жениха и невесты, о даровании им детей, о ниспослании совершенной любви, о благословении их в непорочную жизнь. После чтения молитв, священник берет золотое кольцо со святого престола и произносит трижды: "Обручается раб Божий (имя жениха) рабе Божией (имя невесты)", творя каждый раз крестное знамение над головой жениха, и надевает ему кольцо на безымянный палец правой руки. Затем берет серебряное кольцо и произносит, знаменуя крестом голову невесты, трижды: "Обручается раба Божия (имя невесты) рабу Божиему (имя жениха)", - и надевает ей кольцо также на четвертый палец правой руки. Кольца - знак вечности и непрерывности брачного союза - во время церемонии находятся на правой стороне святого престола: слева - золотое, справа - серебряное. Золотое кольцо символизирует солнце, свету которого уподобляется муж в брачном союзе; серебряное - луну, меньшее светило, блистающее отраженным солнечным светом. В настоящее время разрешаются для венчания кольца, изготовленные из одного металла - золота или серебра - и украшенные драгоценными камнями. После благословения жених и невеста трижды обмениваются кольцами. После тройной перемены серебряное кольцо остается у жениха, а золотое у невесты в знак того, что женской слабости передается мужественный дух. Священник произносит молитву, испрашивая благословения и утверждения обрученным. Вслед за этим начинается церемония венчания. Жених и невеста, держа в руках зажженные свечи, становятся на разостланный на полу белый или розовый плат (коврик) перед аналоем, на котором лежит Крест, Евангелие и венцы, и подтверждают перед Богом и Церковью добровольность и нерушимость своего намерения вступить в супружество. Священник спрашивает жениха: "Имеешь ли ты соизволение благое и непринужденное и крепкую мысль взять в жены сию, которую перед собой видишь?" Жених отвечает: "Имею". Священник продолжает: "Не обещался ли иной невесте?" - "Не обещался". С теми же вопросами священник обращается и к невесте. После этого наступает главный момент Таинства Брака. После прочтения положенных молитв священник осеняет крестообразно венцами жениха и невесту, трижды возглашает: "Господи Боже наш, славою и честию венчай их!" и трижды благославляет их (в церковных правилах нет строгих указаний, должны ли венцы быть надеты на головы новобрачных или их может держать шафер над новобрачными, стоя у них за спиной). Эти слова и увенчание жениха и невесты преисполнены глубокой символики: провозглашается честь и слава человеку как царю творения, жених и невеста становятся друг для друга царем и царицей на всю последующую жизнь, многотрудную и полную искушений. Венчанием выражается также честь и слава мученических венцов, ибо путь к Царству Божиему - это страдание и распятие Христа. Отсюда исходит и третье значение венцов - они являются венцами Царства Божия. После возложения венцов и чтения Евангелия приносится чаша с красным вином. Священник дает ее новобрачным, которые попеременно, сначала муж, а потом жена, отпивают по три маленьких глоточка. Общая чаша - это общая судьба, общие радость и горе, счастье и несчастье. По окончании церемонии священник соединяет правую руку мужа с правой рукой жены и покрыв соединенные руки епитрахилью (одно из обрядовых облачений священника русской православной церкви, надеваемое на шею, в виде передника с крестами, сшитого из двух широких лент), а поверх нее - своей рукой, ведет их трижды вокруг аналоя (в православной церкви столик, на который во время службы кладутся богослужебные книги). Круговое хождение означает вечное шествие, которое началось в этот день для супругов. "Восприми венцы их в Царствии Твоем", - произносит священник, затем снимает венцы и подводит новобрачных к царским вратам, где они поочередно целуют икону Спасителя и Божией Матери.
    Оканчивается венчание целомудренным поцелуем новобрачных, свидетельствующим о святой и чистой любви друг к другу. После этого новобрачные, стоя на нижней ступени амвона (возвышенное место среди церкви или перед царскими вратами для чтения, пения, проповеди, архиерейского облачения), принимают поздравления присутствующих.

0